Главная » Экономика » Кудрин послал очередной сигнал Кремлю

Кудрин послал очередной сигнал Кремлю

m 279079 - Кудрин послал очередной сигнал Кремлю

«Мы хотели запустить новый инвестиционный рост, у нас был целый ряд системных институциональных мер: Фабрика проектов и другие. Тем не менее, у нас упали инвестиции. В этом году инвестиции упадут по прогнозу на 6,6%. Получается, что в этом году объем инвестиций снизится до уровня 2011 года в реальном выражении», — заявил главы Счетной палаты Алексей Кудрин.

Именно поэтому Счетная палата считает маловероятным, что правительство обеспечит в следующем году рост инвестиций на 3,9%, а в последующие годы — более чем 5%, как заложено в общенациональном плане действий. Такие высказывания Алексея Леонидовича невольно вызывают ассоциации с известным анекдотом об Алисе, которая спрашивает кролика: «А мы в прошлом или будущем?»

Справедливости ради, проблема привлечения денег в национальную экономику является одной из самых главных в любой стране. Не секрет, что без солидных капиталовложений деградируют промышленность, сельское хозяйство и наука.

Тем не менее, не все так просто, особенно, когда речь идет о прямых иностранных инвестициях (ПИИ), на которые молятся все без исключения либералы. Если, к примеру, штатовская транснациональная корпорация, вроде Nike, построила завод по производству кроссовок в Пакистане, это считается для Исламабада вожделенными ПИИ. Однако главной целью американцев является не развитие чужой экономики, а передача трудоемкого и, по сути, далеко не hi-tech производства на аутсорсинг стране с очень низкой заработной платой.

Иностранные инвесторы обожают заискивающие страны, которые на неофициальном уровне обещают сдерживать рост доходов основной части населения. Скажут директора транснациональных компаний чиновникам подобных правительств сплясать гопака — спляшут, показать стриптиз — не проблема, разрешить проституцию и наркотики — всегда пожалуйста. Во всяком случае, так иронизируют дельцы на Уолл-Стрит.

Однако сейчас эти ниши заняты, а их расширение нецелесообразно в условиях глобального долгового кризиса и перепроизводства. Даже целование ботинок не приводит к росту ПИИ. Далеко за примером ходить не надо. Соседняя Украина является тому ярким свидетельством, у нее почти бесплатная по меркам США рабсила и полностью подконтрольная Вашингтону власть, тем не менее экономического чуда не наблюдается.

Как считает британский экономист Тейван Петтингер, в последнее время спросом у инвесторов пользуются страны с развитой промышленностью, прежде всего электронной и фармацевтической, где активно расширяется средний класс. Иначе говоря, деньги идут в государства, где уже имеются высокопрофессиональные трудовые ресурсы — те самые, которые получили качественное высшее образование и нашли работу по специальности.

Оно и понятно почему: на шитье кроссовок не получишь такой маржи, какая бывает на выпуске смартфонов. Но есть и другой фактор, способствующий росту инвестиций.

Конечно, в текущем году на глобальном рынке прямых инвестиций карты спутала пандемия ковида. Годами ранее свои коррективы внесла начатая Трампом американо-китайская торговая война. Между тем, в 2015 году Китай привлек в 1,4 раза больше прямых иностранных инвестиций, чем Соединенные Штаты — $ 128,5 млрд. против $ 92,4 млрд.

И это лидерство по ПИИ Поднебесной хорошо задокументировано в различных отчетах, несмотря на низкий индекс экономической свободы (Index of Economic Freedom, или IEF), составленный американским Фондом наследия. Согласно этому рейтингу, Китай находится на 103 месте, даже ниже, чем Грузия (на 12 месте), Болгария (на 36 месте), Кыргыз­стан (на 81 месте). Но где Тбилиси, а где Пекин?

Кто не в курсе: Index of Economic Freedom учитывает 10 факторов, в том числе право собственности, свободу от коррупции, свободу предпринимательства и труда, независимый суд. Возникает вопрос: почему IEF у китайцев хуже, чем у Мадагаскара, но у Поднебесной почти не осталось бедных, а в более лучшей, по американским меркам, африканской стране половине населения вообще недоступна даже питьевая вода?

Оказывается, Index of Economic Freedom, как критерий привлечения ПИИ, является своего рода манипуляцией. Инвесторы в большей мере заинтересованы в богатом населении, чем в дешевой рабсиле. Именно поэтому Китай, по мнению Петтингера, стал главной «мишенью» для капиталовложений, поскольку формирующийся китайский средний класс генерирует очень высокий спрос на товары и услуги иностранных транснациональных корпораций.

По его словам, никто — ни свои, ни чужие — не будут вкладывать деньги в государство, где идет обнищание населения. Дело в том, что ПИИ, прежде всего, направлены на продажу товаров непосредственно в стране, участвующей в привлечении инвестиций. Но для того, чтобы народ богател, должны беднеть олигархи и экономическая топ-верхушка. Все очень просто — финансы являют собой систему сообщающихся сосудов в едином экономическом пространстве. Если у кого-то прибыло, значит, у других — убыло.

Например, глава Минпромторга РФ Денис Мантуров, задекларировал доход по итогам 2019 года в размере 586,02 млн. рублей, что оказалось почти на треть выше, чем годом ранее. Но российская экономика, мягко говоря, как была… в депрессии, так и осталась. Следовательно, порядка 150 млн. рублей перекочевали из тощих кошельков простых россиян в карман удачливого министра, тем самым внесли свою долю в сокращении ПИИ. Знает ли об этом глава Счетной палаты? Можно не сомневаться — да.

Понимает Алексей Леонидович и то, что наши чиновники и аффилированные с ними фирмы набили руку на отмывании казенных денег. «…Распределение (почти 667 млрд. рублей в рамках общенационального плана действий — авт.) в течение года — все-таки недостаточно прозрачный механизм», — заявил он, высказывая сомнение в эффективности государственных инвестиций.

Круг замкнулся. Чтобы увеличить приток финансов в национальную экономику, власть изымает деньги у народа за счет прямых и косвенных налогов. А это в свою очередь приводит к уничтожению среднего класса, на который, собственно, и рассчитаны ПИИ и инвестиции доморощенных бизнесменов. Но выхлопа тоже нет, если не считать растущие доходы так называемой элиты.

«Да, я могу построить хоть десять заводов, — рассуждают наши предприниматели, но кому я продам свой товар, если кругом одни закредитованные нищеброды».

Казалось бы, естественным выходом из этого тупика является повышение налогов на сверхдоходы, вплоть до 90%, как это имеет место во Франции, являющейся одной из немногих самодостаточных товаропроизводительных экономик. Ну, получил бы, скажем, глава Минпромторга РФ Денис Мантуров не полмиллиарда рублей в год, а пятьдесят миллионов — и что? Он от обиды хлопнул дверью с криком: «Без меня вы пропадете»? Конечно — нет.

По идее, о первопричине падающих инвестиций должен был объяснить на пальцах глава Счетной палаты Кудрин президенту России Путину. Но Алексей Леонидович предлагает полумеры. Да, безусловно, уменьшение страховых взносов на малый бизнес является правильной мерой, вот только нет у нас малого бизнеса в том объеме, который имеется в странах с небедным населением. По словам предпринимателей, им нужны не подачки от государства, а идущие толпой клиенты, покупающие у них, как горячие пирожки, товары и услуги.

Впрочем, горячие пирожки народ тоже уже не покупает. Денег нет.

Экономический кризис

Минсельхоз опроверг слухи о резком подорожании макарон в России

Раскритикованы действия правительства по выводу России из кризиса

Россиян ждет очередной рост цен к Новому году

Путин оценил ситуацию с безработицей в стране

Все материалы по теме (3769)

Источник: svpressa.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Форма обратной связи

Вы можете связаться с нами по всем интересующим Вас вопросам.
Заполните ниже форму и отправьте сообщение.

×